Творческая история создания повести «Один день Ивана Денисовича»

Отклики на «Ивана Денисовича» были столь многочисленные и настолько «живые», что Солженицын в 1963 г. издал на их материале документальную книгу «Читают Ивана Денисовича». Повесть принесла писателю всемирную известность, но она же и стала причиной особого контроля над ним со стороны КГБ, бесконечных обысков и разгромных критических статей. В русле приема «знакомые незнакомцы» можно спросить у учащихся: в чем, по их мнению, состоит причина столь неусыпного внимания со стороны органов государственной безопасности по отношению к автору книги, повествующейвсего об одном, рядовом, ничем не выдающемся лагерном дне обычного заключенного Ивана Денисовича Шухова? Все говорят о силе реализма, о силе правдивого рассказа: «Солженицын, может, и сам не думал, что так выйдет. Он описал быт зоны. А получилось, что в лагерях лучшие люди сидели. А где же тогда те, кто их сажал туда? Это было уже слишком. Вот ему и не простили». «В этой книге показано все не только про культ личности, а вообще про всю историю тысячелетнюю. Только это потом понимаешь. В КГБ не дураки сидели, они быстро все поняли…». На этапе пред понимания была также проведена работа над заглавием книги, в русле «авторского напутствия». Школьникам было сообщено, что писатель первоначально хотел назвать повесть «Щ 854″. А Щ 854 — это лагерный номер заключенного Солженицына. Спрашиваем: «Почему возник такой вариант заглавия?» Все говорят о родстве автора с героями, о том, что в повести говорится о хорошо знакомых автору вещах. «Но почему в дальнейшем вариант заглавия был изменен?» — вновь спрашиваем мы у класса. Постепенно старшеклассники понимают, что от отражения личностных переживаний писатель перешел к показу эпической картинф жизни и стал говорить не только от себя, а от лица многих жертв несправедливостей. А для этого ему нужен бил «типичный герой в типичных обстоятельствах». Поэтому и показал автор один, ничем не выдающийся, типичный день типичного заключенного Ивана Денисовича. Этап понимания начался с осмысления имени главного героя. Иван Денисович Шухов — имя типичное и простонародное. Трудно найти в дореволюционной и послереволюционной деревне имена более распространенные, чем Иван и Денис. А что касается фамилии Шухов, то здесь можно предложить ученикам «поиск ассоциаций». Фамилия часто ассоциируется у них с вульгаризмами (которых, учитывая специфику поэтики Солженицына в данном случае, может, и не стоит бояться), а также со словами «шуба» и «тулуп». В результате «поиска смысла» в имени главного героя старшеклассники приходят к установке на «простоту» персонажа («такие люди, как Иван Денисович, понятен всем, потому что они на каждом шагу встречаются», «Шухов — простой мужик, а Солженицын именно такого героя взял»). Да, Иван Денисович — человек весьма заурядный, предками его были простые русские крестьяне, да и сам он всю жизнь был «рядовым», как колхозником, так и солдатом. Итак, мы приводим школьников к пониманию того, что Шуховых было и есть великое множество. Знакомясь с судьбой одного типичного человека, ми знакомимся с судьбой целого народа в определенную историческую эпоху. Но дело не только в этом. Шухов воплощает в себе психологию целого народа. В сталинских лагерях (и Солженицын это показывает) находились не только русские крестьяне, но и представители интеллигенции, причем самого разного толка, были там и эстонцы, и латыши, и евреи, и украинцы. Но Солженицын на фоне лагерного разноплеменья показывает жизнь именно типичнейшего русского «мужичка». Подобную тему поднимали многие русские писатели. Тут можно вспомнить крестьянские типы И.С. Тургенева, словно слитые с природой и являющиеся ее неотъемлемой частью, и мужицкую правду, которой поклонялся Л.Н. Толстой, и забитых и униженных мужиков Н.А. Некрасова. Продолжает этот ряд и А.И. Солженицын. Но делает это по-своему. Выводы о особенностях понимания русского характера А.И. Солженицыным все сделают позднее, но представляется немаловажным выделить данный аспект творчества писателя в начале этапа понимания и в дальнейшем набирать материал для его осмысления. В ходе дальнейшего образного постижения представляется уместным пойти «вслед за автором» и «прожить» один лагерный день вместе с Иваном Денисовичем. Повесть начинается с раннего утра, с лагерной побудки. Образное постижение может помочь школьникам «вжиться» в атмосферу барака. Для этого нужно актуализировать различные стороны восприятия при помощи следующей установки: «Вы прочитали повесть. Попробуйте представить себя на барачных нарах в пять часов утра зимним морозным утром. Какие ощущения у вас возникли?» Школьники говорят о физической невозможности такого раннего подъема, да еще в холод. Но тут можно напомнить им о наказаниях, которые ожидали зека, задремавшего больше положенного.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *