Человек как объект исследования Шукшина

Язык в целом, любая языковая система являет собой результат как Рационально-логического, так чувственно-образного познания мира, в нём Представлено не холодно-рациональное отражение мира, но его переживание. Область, в которой ярко проявляются процессы схождения и расхождения Рационального и образного, эмоционального, — это область языкового Отражения оценочной деятельности человека. «Ценностная картина мира» [Н. Д. Арутюнова 1988] находит различные Способы выражения в языке: латентно, в самом акте прямой номинации – сам Факт именования фрагментамира отражает его значимость для человека. Непосредственное выражение ценностная картина мира находит в системе Оценочной лексики, в группах с рационально-оценочными, эмоционально- Оценочным содержанием; в системе оценочных словообразовательных моделей, в Системе метафорических оценочных переносов и т. д. Через номинацию различных отклонений от нормы язык опосредствованно Представляет систему нравственных, этических, эстетических норм. В «приговоре об аномалии» [Н. Д. Арутюнова 1988] отражённо высвечивается Система норм, привычных представлений о должно, некоторая идеализированная Картина мира. Так, проанализировав систему оценочных имён, характеризующих Человека в рассказах В. М. Шукшина, можно определить систему социальных, Эстетических пристрастий данного социального единства. Значимой оказывается Сама область оценочного именования – что, какие сферы жизни человека, Аспекты его бытия попадают в сферу активной оценочной номинативной Деятельности. Норма в отношении к собственности – бережное, расчётливое отношение, отрицательно оценивается как скупость, так и мотовство. Особенно важна для человека сфера межличностных отношений, в оценочных номинациях отмечаются такие черты характера, свойства человека: злость, грубость, нахальство, угрюмый нрав. Широкий спектр отрицательных оценочных имён получают «аномальные» в системе нравственных норм пристрастия человека, такими аномалиями являются, как следует из анализа системы оценочных наименований лица, склонность к пьянству, внебрачным связям, недомовитость. Внешность человека оценивается как со стороны врождённых, онтологических признаков, так и социальных, поведенческих. Эстетические стандарты, нормы в данном случае связаны с социальными характеристиками и прагматическими устремлениями. Эстетическая норма – пропорциональность сложения, социальная – опрятность. Отрицательно оценивается отклонение от средних пропорций роста и комплекции, при этом первый аспект связан прежде всего с эстетическим стандартом, излишняя худоба и полнота свидетельствует о плохом здоровье и слабой социальной активности. Аккуратность – аспект и социальной, и эстетической оценки, человек Обращает внимание на опрятность, чистоту, аккуратность причёски, одежды, Дома. Таким образом, обозначив в системе оценочных имён аномалии внешнего Вида, черт характера, поведения, представляется образ «идеального человека» – пропорционально сложенный, здоровый, аккуратный, добросовестно и Продуктивно работающий, имеющий собственность, умеющий её сохранить, но не Скупой, человек доброго и весёлого нрава, открытый в общении, не склонный к Мотовству, пьянству, прелюбодейству, умный и образованный, умеющий ясно Излагать мысли. Но Шукшина не интересует образ «идеального человека», потому что он Сосредоточил своё внимание на обычных людях, живущих так называемой Нормальной жизнью, рядом с нами. Они не соответствуют идеалу. Не находит Себе удовлетворения лишь частица их души, натуры, личности. Частица( Но она И есть главное. При наличии или отсутствии её персонажи делятся на два Типа: «чудики» и «античудики». «Один из рассказов Василия Шукшина так и называется – «Чудик». Не Самый заметный, пожалуй. Но, перебирая, словно бусинки чёток, их названия, На этом останавливаешься невольно. Ужели слово найдено(« [Панкин В. 1980, С. 165] Впрочем, у Ушакова такого слова не найдёшь, тем более в словаре Даля. Это – детище нашего времени, наших дней. Зато есть в словаре другое, Коневое – «чудо», ведущее, наверное, свою родословную ещё с языческих Времён. Слово, которым народ наш испокон века обозначал и самое Знаменательное, и самое таинственное в жизни, самое радостное, светлое, Чудесное, и самое отвратительное – чудовищное. В словаре Ожегова даётся такая трактовка слова: «чудик – странный, со Странностями, чудной человек». [Ожегов С. И. 1980, с 771][] В. М. Шукшин не зря называл своих героев не «чудаками», а именно «чудиками», ласково. В самом названии есть что-то маленькое, детское, Незащищённое. Тем более, на это указывает суффикс модификационной семантики – ИК. «Чудик» – это метка, которой люди весьма легко и беззаботно наделяют Друг друга в повседневной жизни… Тут слышится и насмешка, и снисходительное Любование, и пренебрежение, и восхищение… Словом, совсем так, как в Рассказах Шукшина, где чудиком слывёт не один только герой одноимённого Рассказа, написанного ещё в 1967 году, неловкий, доброжелательный до Неправдоподобия, при этом – застенчивый и гордый, несчастный и Неунывающий…» [Панкин В. 1980, с. 165] Такой же, например, «чудик» в глазах окружающих – столяр при «Заготзерне» Андрей Ерин, который, приобретя в сельпо микроскоп, объявил Войну всем микробам мира. Или Моня, по паспорту Дмитрий Квасов, совхозный Шофёр, двадцати шести лет от роду, который потому именно замыслил создать Вечный двигатель, что вычитал в книгах будто двигатель такой – невозможен. Это Николай Николаевич Князев из райгородка Н., мастер по ремонту Телевизоров, который у себя на дому восемь общих толстых тетрадей исписал Трактатами «О государстве», «О смысле жизни» и «О проблеме соборного Времени» и многие другие. Назвав так своего героя, В. М. Шукшин этим подчеркнул, что «чудик» – Его любимый персонаж. Вообще, «чудики» ассоциируются с коренным, исстари идущим типом «дурака» из балагана, сказок. Их «чудинки» свидетельствуют о Непредсказуемом богатстве русской души. Они тихие, робко тыкающиеся к людям Со своим добром, вечно попадающие впросак и теряющиеся, когда их Ненавидят». Шукшинские «чудики» появляются тогда, когда вопрос ставится о смысле Жизни. Главное для героя Шукшина, рядового человека, — поиск смысла жизни. Но надо уточнить, что герой-»чудик» эволюционирует. То есть сначала он наивен, это светлая душа, которая пытается Отыскать идеальное начало русского характера. А оно, это идеальное начало, Заключается в гармонии. А гармония составляет внутренний мир наивного «чудика». Он счастлив, потому что живёт на этой земле. Это Гринька Малюгин («Гринька Малюгин»), старуха («Письмо»), Ермолай («Дядя Ермолай»), старик (Как помирал старик»), Сёмка Рысь («Мастер»), Андрей Ерин («Микроскоп») и Другие. Куда бы ни заносило таких людей, в плохое их занести не может. В шестидесятые годы появляется задумывающийся «чудик». Он понимает, Что в жизни не всё так хорошо, как кажется на первый взгляд. Это герой- Странник. Он ищет смысл жизни, потому что произошла утрата гармоничного Мироощущения человеком деревенского уклада. Это Чудик («Чудик»), Игнаха («Игнаха приехал»), Сашка («Обида»), шофёр Иван («В анфас и профиль»), Максим («Верую!»), Мотя Квасов («Упорный»), Спринька («Сураз») и другие. Они любят весь мир, но мир, этот большой мир, их не понимает. Они Задают этому большому миру вопрос: Почему? Люди, что с нами происходит? Вот Тут-то и происходит нравственное размежевание двух сред (город-деревня), и Появляется третий тип «чудика», или иначе его можно назвать «античудиком», Которому посвящена следующая глава нашей дипломной работы.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *