Эпические тенденции поэмы «Войнаровский»

Отход от романтической условности заметно проявился у Рылеева в жизненно правдивых зарисовках быта и природы Сибири. Здесь автор «Войнаровского» использует уроки Пушкина, давшего в «южных» поэмах близкие к действительности пейзажные и этнографические картины. Работая над поэмой, Рылеев знакомится с географией и этнографией Сибири по тогдашним журналам и рассказам лиц, бывавших в Якутске. Уже первые строки поэмы в точных и конкретных деталях воспроизводят колорит изображаемой.местности. В той же манере ведется и описание бытовой обстановки:Вот, вздув огонь, пришлец суровый, Проворно жирник засветил, Скамью придвинул, стол сосновый Простою скатертью накрыл И с лаской гостя посадил. Поэма «Войнаровский» явилась значительным шагом вперед в художественном развитии Рылеева по сравнению с думами. Пушкин, сурово отозвавшийся о думах, писал брату в январе 1824 г.: «С Рылеевым мирюсь — «Войнаровский» полон жизни». Интересны суждения Пушкина и о языке поэмы Рылеева. Сравнивая ее с появившейся тогда же поэмой И. И. Козлова «Чернец», он находил у Рылеева «более замашки или размашки в слоге» (письмо П. А. Вяземскому от 25 мая 1825 г.). Но особенно значительно, при всей своей краткости, следующее суждение Пушкина о Рылееве: «…слог его возмужал и становится истинно-повествовательным, чего у нас почти еще нет» (письмо А. Бестужеву от 12 января 1824 г.). Русская поэзия предшествующего времени, от классицизма до романтизма включительно, не разрешила проблемы повествовательного, эпического слога, хотя отдельные поэты немало сделали в этом направлении. Даже проза, которую Пушкин За ее любовь к стилистическим украшениям называл детской, не овладела еще искусством простого рассказа. Новые стилистические принципы, нашедшие выражение в «Войнаровском», позволили Пушкину говорить о возмужании рылеевского слога и об истинно-повествовательном характере его. Делая оговорку («чего у нас почти еще нет»), Пушкин подразумевал прежде всего самого себя, так как над выработкой истинно-повествовательного слога он трудился до Рылеева и независимо от Рылеева. Более того, именно в стихотворном языке он справедливо считал себя «учителем» Рылеева, с чем соглашался и поэт-декабрист. Повествовательный слог «Войнаровского» — это, с одной стороны, точная лексика, далекая от метафорического и перифрастического стиля, усвоенного романтической поэмой. С другой стороны, это сжатый, основанный на преобладании простых предложений синтаксис, чуждый синтаксической усложненности поэтического языка, сохранившейся и после карамзинской реформы литературного языка. В понятие повествовательного слога в широком смысле слова нужно включить, наконец, и эпическую манеру быстрого, сжатого рассказа о событиях, которая отличала поэму Рылеева от драматизированного изображения событий, свойственного романтической поэме. Эпические тенденции «Войнаровского» толкали Рылеева к отказу от лирической манеры изложения, свойственной романтической поэме. Сравнительно немногочисленные риторические вопросы и восклицания в «Войнаровском» мотивированы сказовой формой изложения большей части поэмы. В соответствии с новыми тенденциями рылеевского слога находится и использование автором «Войнаровского» местных сибирских слов (жирник, варник, юрта и др.). Вслед за «Войнаровским» в творческом сознании К. Ф. Рылеева рождается ряд новых эпических замыслов, связанных с интересом поэта-декабриста к событиям освободительной борьбы украинского народа. Наброски задуманных поэм группируются вокруг имен Нали-вайки, Хмельницкого, Палея, Мазепы. Отрывок под названием «Партизаны» свидетельствует о том, что поэтическая мысль Рылеева обращалась к теме Отечественной войны 1812 г.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *