Творческое восприятие мира в романе «Евгений Онегин»

Потому-то мир, окружающий героев романа «Евгений Онегин»,— это необычайно богатый и сложный мир. Пушкинское повествование духовно обогащает читателя. Поэт как бы приглашает читателя совместно поразмышлять о том, что совершается в жиани общества и в человеческих душах. И тогда множество новых мыслей возникает у читателя. Его охватывают чувства, которые он раньше либо не испытывал, либо пережил их неполно. Чтение романа Пушкина способствует развитию у читателя любого возраста творческого восприятия мира. Как этого достигает поэт? Чаще всегопосредством сочетания сцен личной жизни героев с множеством различных отступлений, в которых осмысляется широкий план общественных отношений. Вот, например, как сочетаются впечатления Онегина о деревне с мыслями поэта о вольной жизни на лоне природы, вне условностей света, вдали от столичной суеты: Два дня ему казались новы Уединенные поля. Прохлада сумрачной дубровы, Журчанье тихого ручья; На третий роща, холм и поле Его не занимали боле; Потом уж наводили сои… . У него нет большого дела, которое занимало бы его ум и сердце. Оттого ему и скучно. Он живет разобщенно с природой. Для него она не является неисчерпаемым источником прекрасного. А вот о себе поэт сказал иное: Я был рожден для жизни мирной, Для деревенской тишины: В глуши звучнее голос лирный, Живее творческие сны. В общении с природой, вдали от суматохи балов, от честолюбивой погони за славой или чинами он провел, как признается, свои «счастливейшие дни». И хотя роман называется1 по имени главного героя, но тут поэт властно отодвигает его в сторону и снова говорит о себе. Теперь он подчеркивает свое различие с Онегиным и с Байроном. Все тогда были увлечены Байроном. И сам Пушкин в ссылке на юге испытал его влияние. Но вот, работая над реалистическим романом, он иначе взглянул на творения великого английского романтика. Размышляя о собственном творении, Пушкин сознает: это более широкое и объективное изображение жизни. Подобных отступлений в романе множество. Они-то и способствуют расширению границ изображаемого. И одновременно привносят в картину российской действительности, в описания личной жизни героев дух активного поиска истины. Пушкин не только сообщал читателю нечто новое, впервые им замеченное: он учил искать и правильно осмыслять это новое. Он исходил из убеждения, что роман и вообще реалистическая литература — это не просто зеркало жизни, но и средство ее преобразования. Просвещая читателей, увлекая их за собою к познанию тех сил, которые управляли миром, можно также возбуди;ь у них желание вступить в борьбу за изменение действительности на основе справедливости. Жанр романа возник за много веков до Пушкина. В русской литературе он утвердился еще в середине XVIII века. Сначала русские романисты шли за западными и осваивали их художественный опыт. А потом вступили в творческое соревнование с самыми прославленными из западных романистов. А. Н. Радищев (1749—1802) и Н. М. Карамзин (1766—1826) достигли на этом пути успеха. «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790) и «Письма русского путешественника» (1792; отдельное издание — в 1797—1802 годах) по праву можно назвать вершиной русского романа допушкинской поры. Пушкин смог подняться еще выше лишь на пути существенного преображения этого жанра. От Радищева и Карамзина до Пушкина возникла, казалось бы, странная пауза, когда, по словам Белинского, «романистов было много, а романов мало»1. Читателю тогда предлагались сотни переводных и русских романов, но, по мнению великого критика, все это были произведения либо откровенно слабые, либо уже устарелые по форме и содержанию. Почему Белинский так сурово оценивал практически весь мировой роман прежней поры? А потому что он в 1842 году подошел к романам XVIII века с новой, несравненно более высокой мерой. Он рассматривал прежние романы в свете достижений не только В. Скотта, но и Пушкина, Бальзака, Лермонтова, Гоголя. Мировой роман поднимался на новую, более высокую ступень — и в этом его восхождении к вершинам художественности немалую роль сыграли русские авторы. Работая над замыслом «Евгения Онегина», Пушкин преображал традиционный жанр: он создавал первый в русской литературе реалистический роман) Читателям и писателям России он, подобно В. Скотту, «первый показал, чем должен быть роман». Белинский необычайно высоко оценил впоследствии творческий подвиг Пушкина и раскрыл роль его романа в духовном развитии России. Поищем ответ на эти и другие вопросы, следуя за Пушкиным, разбираясь в особенностях его художественного исследования и в логике его доказательств.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *