Человек и природа в творчестве М. М. Пришвина

1. Автобиографизм произведений Пришвина. Странничество как «природнение» к миру. Поиск писателем истинной меры в отношениях между человеком и природой. Родственность и противостояние — два полюса. Наблюдения писателя над природой. Весна света и воды. Образ водопада («Падун») как единого потока жизни. Образ мира Блудова болота в «Кладовой солнца»: он раскрывается через изображение автором жизни цветов, травы, леса, насекомых, птиц, животных и т. д., которые олицетворяются детским сознанием. Схватка мальчика Митраши с болотом и победа над ним —это не победа над природой, а торжество живой жизни. 2. Традиция в изображении охоты в русской литературе (С. Т. Аксаков, И. С. Тургенев и др.). Два принципа подхода к природе — познавательно-исследовательский и поэтически-художественный. Охота как способ общения с природой у Аксакова и Пришвина. Опыт охотника для Пришвина, уходящий корнями к истокам народного понимания природы, —. наиболее глубокое интуитивное знание, гармонизующее отношения человека и окружающего мира. «Наша русская охота в руках наших писателей всегда была лишь в малой степени спортом, если сравнить ее с иностранными охотниками. Охота у нас в некоторых случаях, как у Пржевальского, была методом познания природы, а в массах охота — это любовь к природе или, точнее, всем доступная поэзия радости жизни». 3. Природоведческий смысл охотничьих рассказов Пришвина. Особенности сюжета: документальная достоверность, сюжет творится самой жизнью, но это и исследование, движение к открытию. Наблюдения автора и раскрытие неведомых свойств живой природы. Сопряжение жизненного факта с поэзией гармонических состояний, которыми одаривает рассказчика природа. Точность мысли и безыскусность словесной формы, живой разговорный язык. 4. Опыт «природного» человека. Этнографизм первых произведений Пришвина («В краю непу-ганых птиц», «За волшебным колобком»): научный интерес, документальность и поэтическое преображение. Трудовые процессы в изображении Пришвина. Образ Лувена в «Жень-шене» — образ человека в природе. 5. «Братья наши меньшие» в произведениях Пришвина. В «Охотничьих собаках» Пришвин обнаруживает глубокое проникновение в дущу животного, не только замечательную наблюдательность, но и великолепную художественную интуицию. Обучение охотничьей собаки — процесс постижения скрытых свойств природы, приближение к ее целостному восприятию. Собака как символ союза человека и природы, прорастания одного мира в другой, самоотдачи и преданности. «Дело преображения природы человеком виднее всего по домашним животным, и особенно по собакам. И не прямо надо смотреть на собаку, а по собаке видеть, насколько же сам, изменяя природу собаки в лучшую сторону души человеческой, он изменил свою собственную природу». Животные в рассказах Пришвина («Говорящий грач», «Еж» и др.) наделены своим «разумом», и общение с ними, поэтически изображенное, становится для автора способом расширения и углубления человеческого нравственного сознания. Доверие к природе — пафос многих пришвинских рассказов. 6. Неорганическая природа как форма живой жизни у Пришвина. Камень-сердце в повести «Жень-шень». Пришвин с помощью поэзии одухотворяет неживое, включает его в общий круг родственной жизни. 7. Искусство живописания природы. Созвучность природных ритмов жизни человеческой души. Художественное слово Пришвин понимает также через природные процессы, через тяготение всего живого к выражению, к пониманию, к родственному вниманию. Природа становится у Пришвина тем «углом писательского зрения», который позволяет охватить действительность в «космическом» масштабе, и таким образом по-новому взглянуть на жизнь людей и их взаимоотношения, на общественное устройство.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *