Стихотворение М. Ю. Лермонтова «Молитва» (Восприятие, истолкование, оценка)

Михаил Юрьевич Лермонтов — один из наиболее неоднозначных, сложных поэтов русской литературы 19 века. Его творчество дышит энергией, силой духа, но, в то же время, в его произведениях чувствуется привкус горечи и слышны мотивы безысходности и отчаяния. Откуда же такой синтез этих противоречивых чувств в душе столь молодого человека? Ответ на этот вопрос следует искать в самой эпохе, историческом окружении поэта. Лермонтов жил в 30-ых годах 19 века, во время смут и застоя. Молодое поколение терзалось переосмыслением наследия прошлого и неясностьюбудущего. Это была эпоха отсутствия высоких нравственных и духовных идеалов. И Лермонтов в полной мере прочувствовал на себе трагизм «потерянного поколения». Несмотря на тонкую организацию души поэта, Лермонтов был сильной, стойкой личностью. И это не могло не найти отражения в его стихотворениях. Но и сильным людям порой требуется поддержка и утешение. И, видимо, в один из моментов душевного кризиса было написано стихотворение-исповедь «Молитва». Это произведение является одним из примеров того, что краткость формы не преуменьшает богатства и полноты содержания. Оно состоит всего лишь из трех четверостиший, но здесь Лермонтов открывается нам с новой, дотоле неизвестной, стороны: В минуту жизни трудную Теснится ль в сердце грусть: Одну молитву чудную Твержу я наизусть. В этих строках мы видим не Лермонтова-борца, Лермонтова-философа, рассуждающего и осуждающего своих современников, но некоего «внутреннего» Лермонтова, способного на горячую, безоглядную веру. Стихотворение проникнуто особой психологичностью. Мы четко видим в образе лирического героя черты самого автора, его глубинные, потаенные мысли и чувства. Мы застаем его в момент душевного упадка, отчаяния, в «минуту жизни трудную». И вот в поисках успокоения он обращается к высшим силам, к Богу. Делая переклички с жизненным путем автора стихотворения, можно прийти к выводу, что герою на самом деле больше не к кому обратиться, негде искать утешения. Ведь, как уже говорилось выше, поэт жил во время нравственного застоя, он не питал никаких иллюзий по поводу своих современников. Осознавая всю горечь сложившейся в ту пору ситуации, Лермонтов чувствовал себя очень одиноким, возможно, в какой-то степени, даже потерянным. Лирический герой в его стихотворениях обычно отличается подавленностью, грустью, скептицизмом. В этом же произведении автор передает состояние «душевного просветления». Это ощущение нахлынуло на его героя благодаря тому, что «в минуту жизни трудную» всегда есть, к кому обратиться. Здесь же стоит отметить, что само построение этого небольшого произведения очень интересно. Налицо чередование четырехстопного ямба с трехстопным. Благодаря этому приему, стихотворение приобретает особую ритмику, напевность, тем самым уподобляясь православным молитвам. Очень интересно следующее четверостишие: Есть сила благодатная В созвучье слов живых, И дышит непонятная, Святая прелесть в них. Кому, как ни поэту, обращать особое внимание на таинственную власть Слова над человеком! Лермонтов чувствует магию старинных православных молитв, в них заключена мистическая сила веков, поколений. Можно даже не задумываться над смыслом произносимых тобой слов, подсознание само почувствует великую магию совершенного созвучия… Так что же чувствует сам лирический герой после молитвы? С души как бремя скатится, Сомненья далеко — И верится, и плачется, И так легко, легко… Невероятное облегчение охватывает героя стихотворения, ему и «верится, и плачется», у него появляются новые силы жить, творить, бороться… Возникает естественный вопрос: стоит ли после этого стихотворения говорить о том, что Лермонтов «перешел от бунтарства к смирению»? Видимо, нет, так как оба этих чувства являются разными сторонами одного и того же человека. Поэт с его «леденящими душу, безотрадными стихами» не прекращает борьбы против окружающей его действительности. Но естественно и то, что в самые тяжелые моменты он также должен где-то черпать новые силы, искать утешения, успокоения. Человек, владеющий магией слов, обращается Творцу всего мироздания — в этом есть некая символичность. Несмотря на свое бунтарство, протест, Лермонтов все же признает существование высших божественных сил, перед которыми он смиряется и к которым идет за помощью, склонив свою гордую голову…

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *