Фразеологизм как единица языка. Различные позиции

Оказывается, идиотизмами раньше называли идиомы. Позднее этот термин показался неприличным, и его заменили другим. В устаревшем названии неразложимых сочетаний слов нет никакого намека на то, что многочисленные выражения типа ничтоже сумняшеся, ни в зуб ногой, с боку припека, бить баклуши придуманы людьми, умственно неполноценными. Просто это неудачная передача греческого слова с корнем idios (что значит –свой, собственный – ), в греческой же форме idiotes индивидуальная особенность чего-то, в данном случае речи. Заменили его тоже греческим словомidioma, что значит то же самое: своеобразное выражение речи. Такое колебание между словами идиотизм и идиома только один из примеров того, что и термины, самые точные и определенные слова нашего языка, устанавливаются не сразу, а как бы постепенно подбираются, подчищаются, подлаживаются. Подобных идиом, которые иногда называются другим иностранным словом фразеологизм, в нашей речи очень много. Что же такое фразеологизм? Одно из направлений в русской фразеологии исходит из того, что фразеологизм – это не словосочетание (ни по форме, ни по содержанию), это единица языка, которая состоит не из слов. Объектом фразеологии являются выражения, которые лишь генетически суть словосочетания. «Они разложимы лишь этимологически, то есть вне системы современного языка, в историческом плане». Эти выражения противопоставляются словосочетаниям, не омонимичными, так как качественно отличаются от них. Основным в изучении фразеологизма делается не смысловая и формальная характеристика компонентов, его образующих, и не связей между компонентами, а самого фразеологизма в целом, как единицы языка, имеющей определённую форму, содержание и особенности употребления в речи. Состав фразеологии образуется из категориально однотипных единиц. История и этимология каждого фразеологизма изучается в не прямолинейной зависимости от неких «универсальных» схем переосмысления словосочетаний, от степени семантической слитности компонентов и от степени десемантизации слов в словосочетаниях. Основные положения этого направления рассматриваются А. И.Молотковым в вводной статье к «Фразеологическому словарю русского языка», в его книге «Основы фразеологии русского языка» и других работах. Существует позиция Н. М. Шанского, высказанная в ряде его работ: «Фразеологизм, фразеологическая единица, – общее название семантически несвободных сочетаний слов, которые не производятся в речи (как сходные с ними по форме синтаксические структуры – словосочетания или предложения), а воспроизводятся в ней в социально закрепленном за ними устойчивом соотношении смыслового содержания и определенного лексико-грамматического состава. Семантические сдвиги в значениях лексических компонентов, устойчивость и воспроизводимость – взаимосвязанные универсальные и отличительные признаки фразеологизма». Структурно-семантические свойства фразеологизмов, различающие их типы, формируются, как правило, в процессе переосмысления исходных сочетаний слов в целом или хотя бы одного из лексических компонентов сочетания. Если рассмотреть типы таких сочетаний, окажется, что все они представляют собой своеобразную последовательность с точки зрения законченности, отточенности мысли и ее выражения. Фразеологические сочетания Рассмотрим сочетания, очень похожие на обычные синтаксические сочетания двух слов. Например: железная лопата – это лопата из железа. А железная дорога? Дорога из железа? Во втором случае это слитное сочетание. Которое обозначает одно понятие. Такие сочетания слов называют-фразеологическими сочетаниями. Фразеологические сращения Гораздо теснее связаны друг с другом слова во фразеологическом сращении. Это уже не просто сочетание, это именно приросшие друг к другу слова, которые только в сочетании друг с другом и дают определенное значение, особый смысл. Например: намылить голову. Я намылил голову над тазом. За это я намылил голову (или шею) кому следует. В первом случае – обычное свободное сочетание глагола и имени существительного. Любое слово такого сочетания можно заменить другим: Я намылил спину, потом я намылил шею. Или наоборот: Я вымыл голову, я испачкал голову, я поднял голову. А вот во втором предложении такой операции не произведешь, изменится весь смысл. Однако замена по смыслу возможна (намылить голову – сделать выговор), но эмоциональная выразительность утратится. Фразеологические выражения Шанский выделяет такой тип фразеологизмов, как – фразеологические выражения. Это «устойчивые в своем составе и употреблении фразеологические обороты, которые не только являются семантически членимыми, но и состоят целиком из слов со свободным значением. От фразеологических сочетаний фразеологические выражения отличаются тем, что в них нет слов с фразеологически связанным значением: Любви все возрасты покорны; Волков бояться – в лес не ходить; оптом и в розницу; всерьез и на долго; процесс пошел; рыночная экономика. Их отличительный признак – воспроизводимость. Фразеологические выражения делятся на номинативные и коммуникативные (соотносимые с частью предложения и с предложением соответственно). Фразеологические единства И, наконец, рассмотрим такой тип фразеологизмов, который называют фразеологическими единствами. Ни один член этих сочетаний не употребляется самостоятельно в том же самом или в аналогичном значении. Ничтоже сумняшеся не раздумывая – фразеологическое единство, потому что оно состоит из двух форм, теперь утраченных в русском языке. Как бы мы ни употребляли эти слова самостоятельно, отдельно от другого, определенного смысла не получится. Этот тип фразеологизмов и есть собственно идиомы. Как же рождаются идиомы, каким образом простое сочетание слов превращается в цельную смысловую единицу, неразложимую, воспринимаемую как одно слово? Рассмотрим этот процесс на простом сочетании: Хлопот полон рот Заметим, что мы не говорим просто «забот полон рот», «работы полон рот», а обязательно «хлопот полон рот». Хлопоты – это и есть заботы, всякое беспокойство по поводу этих забот. Хлопоты – это именно постоянная возня по Поводу какого-то предпринимаемого дела, связанное с ним беспокойство. Это не одно какое-то дело, большое и значительное, а целая серия действий, которые постоянно повторяются и связаны с разговорами, обсуждениями и, конечно, с препирательствами. Еще недавно одним из значений слова хлопоты было «брань, ссора». Не мудрено и поссориться с кем-нибудь, когда навалится много хлопот. В других славянских языках и в русских народных говорах имеется слово хлопоты, но произносится оно как клопоты. В русских говорах так же есть и глагол «клопотать» –равный нашему литературному хлопотать «исполнять какую – то работу, но при этом суетиться, шуметь». В украинском, болгарском, сербском,. словенском, чешском, польском так же похожие слова с начальным «к».Таким образом. Русское литературное слово хлопоты стоит довольно одиноко. Хотя оно и встречается в памятниках начиная с ХП века. Замена звука х на к и наоборот обычна в начале русских слов перед согласными р или л. Сравним: крестьянин – христианин, клобук – нахлобучить, крупа-хрупкий. Тем не менее, до ХVI в. употребляли все-таки наиболее древнюю форму нашего корня: клопоты. (Шум и клопот уши наполняет. Сб. 1076 г. князя Святослава). В древних текстах можно найти разгадку. С начальным х слово впервые встречается в одном из памятников ХП в. В такой фразе: «И се слышаша глас хлопота в пещере от множества бесов». По сочетанию со словом глас («голос») можно думать, что клопот, он же хлопот,- это беспорядочный шум, издаваемый множеством говорящих. Клопот – это шум голосов. Но он связан с какой-то озабоченностью, волнением. Это ясно и из др. фразеологизма, теперь утраченного, но хорошо известного еще в прошлом веке: «держать в хлопочках», т. е. оберегать от всего, неприятностей и сомнений. Исконное значение этого слова, пожалуй, прекрасно демонстрирует курица – наседка, которая кудахчет над своими цыплятами. Итак, хлопоты – это «устройство дел и преодоление трудностей посредством кудахтанья». С этим же словом связаны и другие, родственные ему, например, слово клепать «бить, ковать», от которого произошло наше слово поклеп. «Ссор полон рот», «шума полон рот» – исконное значение нашего сочетания? Возможно… В сборнике ХУП века сохранилась полная форма нашего высказывания: «Хлопот полон рот, а перекусить нечево». («Полный рот брани, а не съешь!») Все выше сказанное можно перевернуть и посмотреть на нее с другой стороны, т. е. сначала. В самом начале перед нами – обычное предложение, всем понятное, хотя, как и всякое образное выражение, содержит в себе какой – то подтекст.Далее в языке исчезает или изменяет свое значение какое-то слово. В нашем случае это связано с изменением в значении слова хлопоты. Это приводит, с одной стороны, к некоторому изменению в значении всего сочетания, а с другой стороны – в смысловом отношении обогащаемого, создает метафору, которая из поэтической находки одного человека становится всеобщим достоянием. Это образное выражение – пословица, в которой скрыт намек на очень многие ситуации. В частном употреблении сочетание утрачивает подробности, сохраняя лишь самые необходимые части, как правило, только начало формулы: «Хлопот полон рот, а перекусить нечего – Хлопот полон рот…» ( а дальше и сам знаешь!). Особенно непонятным становится первоначальный смысл таких фразеологизмов, если в составе старых сочетаний были какие-нибудь древние грамматические формы. Одну из них мы уже встретили выше: ничтоже сумняшеся – сочетание со старой формой прошедшего времени, которая не сохранилась в русском языке. Так постепенно от живого предложения (синтаксической единицы) мы дошли до малопонятного, неразложимого сочетания с определенным и всегда одним и тем же значением (лексическая единица). Предложение стало равно слову.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *