Превращение военного человека в комедии «Горе от ума»

Одно из таких «превращений» — измельчание, опошление военного человека. «Скалозуб — это падение военного человека в мертвую паузу русского государства 1812—1825 гг., писал Тынянов. Удачливый карьерист нового типа Скалозуб дан уже самой фамилией. Однако неразборчивое посмеиванье имеет характер совершенно определенный. Скалозуб говорит о путях карьеры. Самым выгодным оказывается пользоваться выгодами, представляемыми самой войной: «Иные, смотришь, перебиты». Преступность скалозу-бовского карьеризма, основанного на потерях армии, очевидна. Пылкийвосторг перед удачливостью его со стороны Фамусова, смотрящего на него как на желанного зятя, более даже важен, чем борьба Фамусова с Чацким. Предупреждение о Скалозубе как о главном военном персонаже эпохи было одним из главных выступлений в политической комедии». Другое «превращение» — это усиление женской власти. «Мертвая пауза в царствование Александра I после Отечественной войны 1812 г., когда ожидали ответа на победу героического народа, в первую очередь — уничтожением рабства, заполнялась в Москве подобием женской власти». А дамы? Скомандовать велите перед фрунтом! Присутствовать пошлите их в Сенат! Ирина Власьевна! Лукерья Алексевна! Татьяна Юрьевна! Пульхерия Андревна! И недаром монолог Чацкого «А судьи кто?» как ответный «удар» и на монолог Фамусова «Вкус, батюшка, отменная манера…», и на диалог Скалозуба и Фамусова о путях карьеры является самым декабристским и по содержанию, и по страстности, с которой он произносится, и по ораторскому мастерству. Но комедийный конец этой сцены заставляет нас задуматься. Чацкий и Фамусов как главные антиподы понимают друг друга с полуслова: они давнишние враги и спорят не впервые. А какова реакция Скалозуба на монолог Чацкого? Скалозуб, оказывается, ничего не понял: Мне нравится, при этой смете Искусно как коснулись вы Предубеждения Москвы К любимцам, к гвардии, к гвардейским, к гвардионцам; Их золоту, шитью дивятся будто солнцам! А в Первой армии когда отстали? в чем? Все гак прилажено, и тальи все так узки, И офицеров вам начтем, Что даже говорят, по-французски. Скалозуб как бы поставил точку: спор в направлении, заданном Фамусовым и Чацким, продолжаться не может… Иронизирует ли автор над Чацким, поставив его в комическое положение? Здесь авторская позиция по отношению к Чацкому раскрывается наиболее определенно.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *