Гоголь и его «шинель»

«Монах-художник», «христианин-сатирик», «аскет и юморист», наконец – «мученик возвышенной мысли и неразрешимой задачи»! Такими словами провожали в последний путь великого Гоголя славянофилы Константин и Иван Аксаковы. Именно такую «шинель Гоголя» они примеряли на себе… Кому принадлежит фраза «Все мы вышли из «Шинели» Гоголя» – уже трудно выяснить. Приписывают Ф.М. Достоевскому, хотя прямых доказательств не найдено. Тем не менее, она стала крылатой, неся собой несходные, порой абсолютно разные ассоциации и образы гоголевского восприятия мираи, главное, русского человека. Но вряд ли слово «шинель» стоит писать с большой буквы, сводя смысл фразы лишь к одной известной повести. Кто только не объявлял себя наследником Гоголя! И представители «натуральной школы», и революционные демократы за его реализм и критическое письмо, и славянофилы за любовь к России, и писатели-сатирики разного толка, не исключено, что авторы современных романов в стиле «фэнтези» тоже считают своим родоначальником Николая Васильевича. В условном гоголевском мире происходит все, что угодно, – и редкая птица долетает до середины Днепра, и бабы летают на метле, и нос разгуливает по Невскому проспекту… Сказочность, фантастичность, гиперболизованность, гротеск во всем – от «Вечеров на хуторе близ Диканьки» и «Миргорода» до «Ревизора» и «Мертвых душ». Потому-то Гоголя и хватает на всех. Но «шинель» для примерки все же одна, и она принадлежит только одному человеку, каким бы разноликим и фантазийным он не казался. Николай Васильевич Гоголь – не просто уникальное явление в истории русской литературы. Гоголю, по словам русского литературоведа и философа К.В. Мочульского, суждено было круто повернуть всю русскую литературу от эстетики к религии, сдвинуть ее с пути Пушкина на путь Достоевского. Все черты, характеризующие ее как великую и ставшую неотъемлемой частью всемирной литературы, были намечены Гоголем: ее религиозно-нравственный строй, ее гражданственность и общественность, ее боевой и практический характер, ее пророческий пафос и мессианство. С Гоголя начинается широкая дорога в мировые просторы. И в этом – комфорт или дискомфорт (кому как) гоголевской «шинели». Кому по плечу такая гоголевская «шинель» сегодня? А вчера? Гоголь искал ответы на вопросы более важные, чем художественные формы своего творчества. Он был художником высочайшего уровня, но обладал еще и обостренной религиозной одаренностью, и она возобладала в нем над чисто художественною жаждою творчества, – так пишет о религиозном странничестве Гоголя профессор М.М. Дунаев. По его мнению, именно Гоголь направил русскую литературу к осознанному служению православной Истине. В Гоголе уживались фантазийность и религиозность, потому что он был художником и христианином. И гражданином. Его знаменитое: «Русь! куда несешься ты, дай ответ!.. Не дает ответа!..» – что читаем мы в конце 1-го тома «Мертвых душ», – это крик его души, наболевшей от пошлости и ничтожества современ

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *