«Былое и думы» произведение сложное по своему содержанию

Значение имеют те эпизоды мемуаров, где Герцен повествует о своих знакомствах с выдающимися представителями русской и западноевропейской интеллигенции. Особенно значительна в этом отношении четвертая часть «Былого и дум», отразившая идейную борьбу в России 40-х годов. Здесь Герцен создал ряд метких и выразительных характеристик своих выдающихся современников, которые вошли в историю русского общественного движения и общественной мысли: Белинского, Грановского, Огарева, Чаадаева, Бакунина, Кетчера, Хомякова и других. Герцен характеризуетне только общественные взгляды, но и выразительно рисует личности каждого из этих деятелей. Изображая свое общение со всеми этими лицами, Герцен тем самым дает характеристику и самому себе как мыслителю, как участнику политической борьбы той эпохи. В этих частях «Былое и думы» явились ценнейшим вкладом Герцена в историю русской, а в следующих также и в западноевропейской общественной мысли. Сам Герцен придавал наибольшее значение этой стороне своих мемуаров и указал на это в своем остроумном, афористическом их определении. «Былое и думы», писал он, — не историческая монография, а отражение истории в человеке, случайно попавшемся на ее дороге» Формула «отражение истории в человеке» определяет не только содержание, но и литературную форму «Былого и дум» их «отрывочность», эмоциональную одушевленность, непринужденность изложения. Мемуары Герцена — не спокойная летопись происшедшего. Живые картины «былого» автор всюду пронизывает еще более живыми «думами» о былом. И ему важна не внешняя последовательность событий, ему важно в своих думах подвести итоги былому, осознать пути своего развития, представить свою жизнь на суд самому себе и грядущим поколениям. «Это не столько записки, сколько исповедь…», — предупреждает автор читателя в «Предисловии…». Создавая в Лондоне свои мемуары, Герцен в то же время искал возможности усилить свою борьбу за освобождение России. Весной 1855 г., после внезапной смерти Николая I, Герцен, окрыленный надеждами на решающие перемены, начал подготовку к изданию журнала «Полярная звезда». Он предлагал выпускать его регулярно, раз в четыре месяца. Но условия для этого были слишком трудны, и «Полярная звезда» стала фактически ежегодным альманахом. Первый ее выпуск появился в августе того же года. -Само название альманаха, силуэты пяти казненных декабристов на обложке и эпиграф из Пушкина — «Да здравствует разум!» подчеркивали преемственную связь деятельности Герцена с движением дворян-революционеров 1820-х годов. Герцен надеялся на возможность возрождения этого движения и постоянно обращался из-за границы к друзьям на родине за сочувствием и поддержкой. Но друзья, даже такие, как Грановский, или отмалчивались, или прямо выражали свое не сочувствие. Причиной тому была не только боязнь, репрессий со стороны правительства. Основная причина была в том, что в России уже не было условий для роста дворянской революционности, что уже начиналось расхождение либерализма и демократизма как основных тенденций в деятельности и мышлении многих ближайших друзей Герцена. В развитии Герцена вскоре стала проявляться противоположная закономерность. В период подготовки к реформам у него возникли сильные колебания в сторону либерализма. Но когда русское крестьянство ответило на реформу крепостников решительным сопротивлением, Герцен понял свои ошибки. И последнее десятилетие своей жизни он твердо стоял на позициях крестьянской демократии. В «шестидесятые годы» Герцен ушел в политическую борьбу, и публицист в нем заслонил художника. К собственно художественному творчеству он почти не обращался. Итак, в 1840-е годы Герцен сделал значительный вклад в развитие русской литературы. Его реалистические произведения представляют собой переходную ступень от передовой-дворянской литературы 20-30-х годов XIX в., возглавлявшей тогда общенациональное идейное развитие, к литературе революционно-демократической, перенявшей эту роль на новом этапе национальной жизни. Трензинский и Бельтов, Крупов и Любонька, крепостная актриса и «художник» — это литературные типы тех передовых русских людей, которые накануне общего кризиса самодержавно-крепостнического строя впервые осознали, что при всей своей личной обреченности они идейно уже сильнее дворянско-чиновничьего «Голиафа». Художественная форма произведений Герцена предвосхищала проблемные романы и сатирические повести демократов-«шестидесятников». Творчество Герцена живет в сознании нашей современности как художественное отражение неповторимого момента в исторической жизни русского общества, как средство идейного раскрепощения русского народа.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *