Тема любви в лирике А. Фета

В поэзии Фета чувство любви соткано из противоречий: это не только радость, но и муки, и страдания. В фетовских «песнях любви» поэт так полно отдается любовному чувству, упоению красотой любимой женщины, что уже само по себе приносит счастье, при котором даже и горестные переживания составляют великое блаженство. Из глубин мирового бытия вырастает любовь, ставшая предметом вдохновения Фета. Сокровенная сфера души поэта — это любовь. В свои стихи он вложил различные оттенки любовного чувства: не только светлую влюбленность, любование красотой,восхищение, восторг, счастье взаимности, но и драматические, трагедийные переживания. Отсюда такие характерные оксюморонные сочетания, как радость — страданье, блаженство страданий, сладость тайных мук. А эпитет «безумный» — один из самых повторяющихся в любовных стихах: безумная любовь, безумная мечта, безумные дни. Цикл стихотворений, посвященных Марии Лазич, — шедевр поэтической любовной лирики, поражающей постоянством и глубиной любовного чувства и чувства отчаяния. Цикл этот охватывает чуть ли не четыре десятилетия, в нем живет милый и родной сердцу поэта женский образ. Этот цикл непроизвольно постепенно как бы вырастал из сердца поэта. В него входит целый ряд непревзойденных поэтических миниатюр: «Неотразимый образ», «Старые письма», «Ты отстрадала, а я еще страдаю», «Долго снились мне вопли, рыданья твои», «Нет, я не изменил: до старости глубокой…» Эти стихотворения — как бы непрекращающийся душевный разговор с навсегда ушедшим другом, воспоминания принимают форму диалога, любимая как будто оживает в стихах, она присутствует и слышит его страстные и горькие речи. Лирическое бесплотное «ты» звучит в его стихах. Фета интересует не столько конкретная любовь к конкретной женщине, сколько любовь вообще. В его стихотворениях нет портрета возлюбленной, он не раскрывает ее психологию. Само же чувство перерастает в деталь, в тонкий оттенок, нюанс. Мастер поэтического слова пытается уловить неуловимое. Поэт философски воспринимает вынужденную разлуку, а человеческое слово бессильно передать боль души, навеки потерявшей любовь: «Как будто вне любви есть в мире что-нибудь!», «У любви есть слова, те слова не умрут», «Язык любви — цветок ночных лучей». Эти философские афоризмы-истины помогают воплотить в лирическом произведении духовную красоту, богатство внутреннего мира, глубину лирического переживания. Поэт видит красоту как в сердце любящем, так и в сердце страдающем: Нет, я не изменил: до старости глубокой Я тот же преданный, я раб твоей любви, И старый яд цепей, отрадный и жестокий, Еще горит в моей крови. Эти стихи можно назвать песней торжествующей любви. Отвергнутая при жизни, любовь покорила сердце сомневающегося друга. Теперь она мнится ему, царит в его воспоминаниях, живет в мечте, даже в ощущениях. Теперь он клянется ей в верности и признает рабство. В результате герой стихотворного цикла становится достойным ее неземной красоты, ее прощения и отклика. Стихи Фета говорят о силе творческого порыва, который преображает творца и создает вечные ценности: Я загораюсь и горю, Я порываюсь и парю, В томленьях крайнего усилья И верю сердцем, что растут И тотчас в небо унесут Меня раскинутые крылья. В поэзии Фета темы красоты, творчества и любви тесно переплетаются. Красоту поэт понимает как торжество гуманности. Она становится неизменным спутником его любовной лирики. В стихотворении «Шепот, робкое дыханье…» чувство любви тончайшее, словами невыразимое. Поэт пытается описать любовное свидание на лоне природы. Но стихотворение лишено вещественных, материальных признаков в описании и создании ситуации. Фет передает глубокое, неуловимое, только зарождающееся настроение. Он сумел описать ночь, и затем зарю так, что мы ясно представляем себе и этот «солнечный ручей», серебрящийся под луной, и волшебные тени ночи, и краски восхода и заката. Стихотворение представляет собой только одно предложение, в котором нет глаголов, идет лишь перечисление предметов и образов с помощью существительных: «шепот», «дыханье», «свет ночной», «ночные тени» и др. С помощью эпитетов «робкое дыханье», «солнечный ручей» создается особая атмосфера, особое любовно-ночное переживание, едва уловимое настроение. Последние слова стихотворения — «И заря, заря» — это не очередное явление, а скрытая метафора, передающая высшее выражение чувства, свет любви. В своем творчестве Фет продолжает традиции любовной лирики Жуковского и Пушкина, предвосхищает культ символистов с идеей вечной женственности, становится создателем особой, импрессионистской, поэзии.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *