«Слово о полку Игореве» самое замечательное произведение

Написано оно, по-видимому, дружинником, описывающим несчастный поход Игоря Святославича, князя Новгород-Северского, против половцев. О походе этом говорят и летописи, особенно подробно и красочно описан он в Киевской (Ипатьевской) летописи под 1185-м годом. По содержанию «Слово о полку Игореве» можно разделить на четыре части. Начинается оно со вступления — «Не лепо ли ны бияшетъ, братие, начяти старыми словесы трудныхъ повЬстей о пълку ИгоревЬ, Игоря Святославича?» — говорит автор. («Не лучше ли было бы нам, братия, начать печальный рассказ о походеИгоря, Игоря Святославича, на старинный лад?) — «Но мы будем вести рассказ по былям (действительным фактам) сего времени, а не по вымыслам Бояна». Боян был, повидимому, знаменитым певцом эпохи дружинной поэзии. Он несколько раз упоминается в «Слове», автор которого называет его «вещим», — «соловьем старого времени». Когда Боян пел, говорит автор, то он напускал свои десять пальцев на струны, как десять соколов на стадо лебедей, и струны под его пальцами «рокотали» князю славу. 1-ая часть. После этого вступления начинается рассказ. Игорь Святославич, князь Новгород-Северский, собирается в поход против половцев с сыном своим Владимиром, князем Путивльским, братом Всеволодом, князем Курским, и племянником Святославом, князем Рыльским. О походе этом князь Игорь не известил Святослава, великого князя Киевского, надеясь на собственные силы. Поход начинается дурным предзнаменованием, затмением солнца. Но Игорь не обращает на это внимания и говорит своей дружине, что хочется ему до «синего Дона» дойти, что готов он скорее погибнуть, чем в плен попасть. «Игорь ждет мила брата Всеволода». Всеволод присоединяется к войску Игоря со своими «курянами» (дружиной города Курска) и говорит: «Один брат,, один свет, светлый ты, Игорю». Между братьями полное единодушие. Всех князей, участвующих в походе, автор называет «Ольговичами», так как они — потомки князя Олега Святославича Черниговского, — «Ольгово гнездо». Дурные, зловещие предзнаменования продолжаются во все время похода. Солнце затмевается, ночью гроза птиц вспугнула, — «свист ззЬринъ въста». Таинственный «Див», предвещающий беду, кличет с верхушки дерева. Волки воют по оврагам. Орлы сзывают зверей на кости. Лисицы лают на красные щиты. Но дальше и дальше по пути к Дону ведет Игорь свою храбрую дружину, которая надеется в половецких степях добыть себе чести, а князю своему — славы. «О, Русская земля, уже за шеломенем еси!» («О, Русская земля, уже ты за холмом!») восклицает автор. В пятницу русские встречаются с половцами. Первая битва оканчивается большой победой Игорева полка, русские забрали огромную добычу у половцев. Ночью войско отдыхает. — «Дремлетъ во пол-Ъ Ольгово хороброе гн-Ьздо. Далече залегЬло». На другой день два половецких хана, Гза и Кончак, один за другим, ведут свои полчища против русских. Начинается битва на реке Каяле, «у Дона великого», — битва, которая длится два дня. Яркими и поэтическими красками описывает автор страшную битву. Стрелы дождем сыплются с Дону «великого», копья ломаются, мечи притупляются о шлемы половецкие. — «О, Русская земля, уже за шеломенем еси!» Особенно ярко и героически описан князь Всеволод, которого» автор называет «туром» (буйволом). — «Яръ-туре, Всеволоде! Стоиши на борони, прыщещи на вой стрелами. Грем-леши о шеломы мечи харалужными. Камо, туръ, поскочаше, своимъ златымъ шеломомъ посвечивая, тамо лежать поганыя головы половецкыя», Черная земля под копытами «посЬяна костьми, кровью полита». «Бишася день, бишася другой, третьяго дня къ полуд-нию» — пали знамена Игоря. Поэтически сравнивает автор битву со свадебным пиром: «кроваваго вина не доста (не хватило); ту пиръ докончаша храбрии русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю Русскую». Игорь с сыном Владимиром попали в плен к половцам. Трава от жалости поникла, дерево от скорби к земле преклонилось. Горе и несчастье разлилось по всей земле русской. 2-ая часть. Великий князь Святослав в Киеве видел смутный сон. Видел, будто его, лежащего на кровати, покрывали черным покрывалом, поили его синим вином, смешанным с «трудом» *), сыпали на него крупный жемчуг; видел он, что терем его злотоверхий стоит без своих резных украшений. Князья и бояре говорят Святославу, что его сон предвещает погибель войска Игоря. Тогда Святослав со слезами восклицает: О, мои сыновья, Игорь и Всеволод! Что вы сделали моей серебряной седине! Поел)© этого автор «Слова» обращается с воззванием ко всем князьям русским, призывая их отмстить за поражение Игоря, отомстить «за обиду сего времени, за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святъславича». Автор взывает к князю Всеволоду Суздальскому, к знаменитому Ярославу Осмомыслу Галицкому, и ко многим другим удельным князьям*). Удивительное сознание национального единства и глубокий патриотизм чувствуется в произведении этого неизвестного дружинника, автора «Слова»; несмотря на разделение Руси на уделы и постоянные княжеские междоусобия, он чувствует Русь, как единое целое, и зоает всех князей отомстить половцам за обиду, нанесенную русской земле. 3-ья часть. Княгиня Евфросиния Ярославна, жена Игоря, сидит на стене города Путивля и плачет, обращаясь с мольбой к силам природы. Она хотела бы стать кукушкой (зегзи-цей), полететь к Дунаю, зачерпнуть рукавом воды и омыть раны на теле князя Игоря. Обращаясь к ветру, княгиня упрекает его, зачем он несет на своих крыльях стрелы ханские — половецкие? Неужели 1ему недостаточно веять в облаках по кебу, лелеять корабли на синем море? — Ярославна просит Днепр, чтобы он, пробивший каменные горы в земле Половецкой, принес бы ей на своих волнах лодки (ее милого. Затем Ярославна призывает светлое, «тресветлое» солнце, которое всем одинаково посылает свои лучи, — его упрекает княгиня, что оно в безводном поле иссушило луки войска »ее милого, замкнуло их колчаны. Существует много переводов «плача Ярославны», многие поэты положили его на стихи, но поэтическая красота его чувствуется больше всего в подлиннике. 4-ая часть «Слова» написана совсем в другом стиле, короткими отрывистыми фразами, радостным тоном, — написана она, вероятно, позднее. В этой части рассказывается, как Игорь, с помощью половца Овлура, бежит из плена половецкого и возвращается на Русь. Поэтически и сказочно описывается бегство Игоря, который то горностаем бежит по тростнику, то белым гоголем плывет по воде, то взлетает соколом под облака, убивая гусей и лебедей себе на завтрак, обед и ужин. Вся природа сочувствует бегству Игоря и помогает ему. Донец стелет ему зеленую траву на своих серебряных берегах, одевает »его теплыми мглами, соловьи поют радостные песни, дятлы стуком указывают ему дорогу. Половецкие ханы Гза и Кончак пускаются в погоню за Игорем и совещаются, что им делать с молодым князем Владимиром Игоревичем, который остался у них в плену и полюбил «красную девицу» (дочь Кончака)? Но Гза и Кончак не настигают Игоря, который благополучно возвращается на родину и едет в храм Божией Матери (едет «по Боричеву къ Свя-ттзй Богородици Пирогощей»), вероятно для того, чтобы помолиться и благодарить Бога за свое возвращение из плена. «Страны ради, грады весели». В «Слове о полку Игореве» мы встречаем смешение языческих и христианских верований. Написано оно было около 200 лет после крещения Руси. Но христианская культура долго не могла победить и искоренить языческих верований, крепко державшихся в народе. Мы встречаем в «Слове» упоминание языческих божеств -— Даждь-бога, Велеса, Стрибога. Автор называет русских — «даждь-божьими внуками». Перед битвой появляется странное мифическое существо «Див», предупреждающее половцев о приближении русских. Ярославна обращается к солнцу, к ветру, как к одушевленным могущественным силам. Днепр для нее — живое существо, она даже называет его по отчеству: «Днепре Словутицю», т. е. Днепр Славянович. В то же время мы видим, что все происходит в христианской Руси: упоминается колокольный звон церкви св. Софии в Киеве. Когда Игорь бежит из плена, ему «Бог путь кажет» (указывает). Вернувшись, Игорь первым делом едет помолиться в храм Пресвятой Богородицы. Черты язычества видны также в той роли, которую играет в «Слове» шрирода. Она, как одушевленное существо, принимает участие во всех перепетиях похода Игорева. Природа предвещает Игорю неудачу, — затмением солнца, тревогой, — старается как бы остановить его. После поражения Игоря — трава никнет от жалости, деревья преклоняются. К природе обращается Ярославна в своем поэтическом плаче. Когда же Игорь бежит из плена половецкого, природа ликует и старается всячески помочь князю: Донец лелеет его на своих волнах, соловьи радостно поют, дятлы стуком указывают ему дорогу в лесу. Как уже было сказано, имя автора «Слова о полку Игореве» — неизвестно. Рукопись «Слова» была найдена с несколькими Другими рукописями в 1795 году графом А. И. Мусиным-Пушкиным, любителем старины, в одном из Псковских монастырей. Императрица Екатерина очень заинтересовалась этой рукописью, с которой для нее была снята копия. Граф Мусин-Пушкин, с помощью других ученых, разобрал, перевел и издал «Слово о полку Игореве». Но оригинальная рукопись «Слова», вместе с другими, еще неизданными рукописями, сгорела в Москве, в пожаре 1812-го года. Возможно, что среди погибших рукописей были и другие подобные сокровища древне-русской поэзии.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *