Обличение мещанства и пошлости в рассказе А. П. Чехова «Ионыч»

В рассказе Чехова «Ионыч» писатель обращается к теме интеллигенции. Эта тема просторно обсуждалась литературной общественностью. Критике подвергались пошлость, отсутствие общественных запросов, сосредоточенность па сфере быта, равнодушие к социальным проблемам. Эти пороки русской интеллигенции нашли свое художественное воплощение в заглавном персонаже чеховского рассказа. В его основу положена судьба молодого земского врача Дмитрия Ионыча Старцева – история жизни человека, который незаметно для себя уходит в своей духовной жизни отвысоких идеалов, общезначимых проблем и намыкается в маленьком мире наживы и комфорта. Писатель представляет метаморфозу, произошедшую с доктором Старцевым, как историю гибели души человеческой. Начинается рассказ с того, что герой приезжает работать в небольшой уездный городишко. Работа у пего тяжелая, ее много, круг общения практически отсутствует. Когда героя знакомят с семьей Туркиных, оп с удовольствием 0отправляется к ним с визитом. Старцев ощущает, что Туркины – хорошие люди, но с каким-то изъяном, с фальшью. Отец семейства без устали показывает провинциальное остроумие, мать театрально кокетничает и читает вслух романы собственного сочинения, выказывая дрянной литературный вкус и отсутствие художественного дарования. Дочь играет па рояле, поражая гостей быстротой и громкостью исполнения пассажей. Ни гости, ни хозяева не ощущают, что семья заражена пошлостью как неизлечимой заболеванием. Некоторую неловкость чувствует лишь Старцев, ещё не привыкший к местным вкусам. Тем не менее, на него произвели большое ощущение красота и молодость 18-летией дочери Туркиных Екатерины – той, что играла на рояле. Старцев мечтает о любви, жизнь ему кажется прекрасной. Но Катя – дочка своих родителей. Ее заботит не чувство молодого человека, который полностью мог бы стать ей достойной парой, а стремление продемонстрировать остроумие (по своему уровню сопоставимое с остроумием Туркиных-старших). Она назначает Старцеву свидание па кладбище, куда влюбленный юноша послушно приезжает. Здесь, ожидая Катю, он переживает минуты духовного подъема, которые в его жизни никогда больше не повторятся. Соседство со смертью и любовное беспокойство пробуждают фантазерство героя, оп чувствует, что его души коснулись некие невыразимые истины. Екатерина так и не приходит, и в памяти Старцева остается лишь досада по поводу «хлопот» – даром потраченного времени. Любовь Старцева была опошлена глупенькой шуткой, а далее отвергнута. Екатерина Ивановна отказала Старцеву, сказав, что она любит искусство и семейная жизнь не для нее. Ложные ценности, внушенные девушке в семье, отодвинули для нее на задний план ценности подлинные. Пошлость – тот самый лютый дух, поразивший семью Туркиных, – лишил и Екатерину Ивановну, и Старцева возможности любви, семейного счастья. Старцев, получив отказ, поначалу переживал. Но потом он постепенно успокоился и зажил по-прежнему. Со временем Екатерина Ивановна уходит из его духовного мира, по вместо псе появиться некому. Его раздражают люди, окружающие его, «своими разговорами, взглядами на жизнь и более того своим видом», удручает их тупая и злая философия. Старцев одинок, поскольку так и не смог внутренне «породниться» с духовным миром Туркиных и им подобных. Обыватели начинают презирать Старцева, называя его «поляком надутым», а тот перестает радоваться жизни, не стремится ни к чему, кроме финансов. Через несколько лет Екатерина Ивановна возвращается в городишко и ищет встречи со Схарцевым. Живя за пределами родительской семьи, она очень изменилась, стала проще, искреннее, разумнее. Теперь она здраво оценивает свои способности, по зато идеализирует Старцева, полагая, что тот, будучи земским врачом, занимается настоящим, благородным делом. Однако изменился и Старцев. Его личность уже не способна к любви, «огонек» в его сердце ненадолго вспыхивает, но при мысли о деньгах быстро гаснет. С течением времени Старцев окончательно превращается в «Ионыча» – человека с тяжелым, раздражительным характером, сосредоточившим все свои устремления на деньгах. Прошлое умерло для него, духовная жизнь его закончена. Отгородившись от интеллектуальной убогости обывательского мирка, Старцев не заметил, что сам стал воплощением пошлости и мещанства, превратился в олицетворение духовного провинциализма.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *