Трудная правда о войне (В. Быков «Знак беды»)

Тема Великой Отечественной войны стала на долгие годы одной из главных тем лите­ратуры XX века. Причин тому много. Это и непреходящее осознание тех ничем невосполнимых потерь, которые принесла война, и острота нравственных коллизий, которые возможны лишь в экстремальной ситуации, и то, что из советской литературы надолго было изгнано всякое правдивое слово о современности — тема войны оста­валась порой единственным островком под­линности в потоке надуманной, фальшивой прозы, где все конфликты, согласно указа­ниям «свыше», должны были отражатьборь­бу хорошего с лучшим. Но и правда о войне пробивалась нелегко, что-то мешало ска­зать ее до конца. Сегодня ясно, что невозможно понять со­бытия тех лет, человеческие характеры, если не учитывать, что 1941 году предшествовали страшный 1929 год «великого перелома», когда за ликвидацией «кулачества как клас­са» не заметили, как ликвидировано было все лучшее в крестьянстве, и 1937 год. Одной из первых попыток сказать правду о войне стала повесть В. Быкова «Знак бе­ды». Книга стала этапной в творчестве бело­русского писателя. Ей предшествовали его произведения о войне, ставшие уже класси­кой литературы XX века: «Обелиск», «Сотни­ков», «Дожить до рассвета» и другие. После «Знака беды» творчество писателя обретает новое дыхание, становится более историч­ным прежде всего в таких произведениях, как «В тумане», «Облава». В центре повести «Знак беды» — также че­ловек на войне. Но не всегда человек идет на войну, она сама порой приходит в его дом, как это случилось с двумя белорусскими ста­риками, крестьянами Степанидой и Петраком Богатько. Хутор, на котором они живут, оккупирован. В хате появляются полицаи, а за ними немцы. Они не показаны В. Быко­вым как намеренно зверствующие, просто они приходят в чужой дом и располагаются там как хозяева, следуя идее своего фюрера, что всякий, кто не ариец, — не человек, в его доме можно учинить полный разор, а самих обитателей дома воспринимать как рабочую скотину. И поэтому так неожиданно для них то, что Степанида не готова подчиниться им беспрекословно. Не позволить себя уни­жать — вот в чем сила сопротивления этой немолодой женщины в такой драматической ситуации. Степанида — сильный характер. Человеческое достоинство — вот главное, что движет ее поступками. «За свою трудную жизнь она все-таки познала правду и по кро­хам обрела свое человеческое достоинство. А тот, кто однажды почувствовал себя чело­веком, никогда уже не станет скотом» — так пишет В. Быков о своей героине. При этом писатель не просто рисует нам этот харак­тер, — он размышляет о его истоках. Необходимо задуматься о смысле названия повести — «Знак беды». Это из стихотворения A. Твардовского, написанного в 1945 году: «Перед войной, как будто в знак беды…» То, что творилось еще до войны в деревне, стало тем «знаком беды», о котором пишет В. Бы­ков. Степанида Богатько, которая «шесть лет, не жалея себя, надрывалась в батрач­ках», поверила в новую жизнь, одной из пер­вых записалась в колхоз — недаром называ­ют ее сельской активисткой. Но вскоре она поняла, что нет той правды, которую она ис­кала и ждала, в этой новой жизни. Когда тре­буют новых раскулачиваний, опасаясь по­дозрения в потворстве классовому врагу, именно она, Степанида, бросает гневные слова незнакомому мужчине в черной кожан­ке: «А справедливость не нужна? Вы, умные люди, разве не видите, что делается?» Не раз еще пытается вмешаться она в ход дела, заступиться за арестованного по ложному доносу Левона, отправить Петрока в Минск прошением к самому председателю ЦИК. И всякий раз ее сопротивление неправде на­ тыкается на глухую стену. Не в силах изме­нить ситуацию в одиночку, Степанида нахо­дит возможность сохранить себя, свое внутреннее чувство справедливости, отойти от того, что творится вокруг: «Делайте что хотите. Но без меня». В предвоенных годах — ис­точник силы характера Степаниды, не в том, что она была колхозницей-активисткой, а в том, что сумела не поддаться всеобщему упоению обманом, словами о новой жизни, страху, сумела остаться собой, сохранить врожденное чувство правды и сохранить в себе человеческое начало. И в годы войны оно определило ее поведение. В финале повести Степанида погибает, но погибает, не смирившись с судьбой, со­противляется ей до последнего. Один из критиков заметил иронически, что «был ве­лик урон, нанесенный Степанидой армии врага». Да, видимый материальный урон не велик. Но бесконечно важно другое: Степанида своей гибелью доказывает, что она — человек, а не рабочая скотина, которую мож­но покорить, унизить, заставить подчинить­ся. В сопротивлении насилию проявляется та сила характера героини, которая как бы оп­ровергает смерть, показывает читателю, как много может человек, даже если он один, да­же если он в безвыходной ситуации. Рядом со Степанидой Петрок показан как характер если не противоположный ей, то, во всяком случае, совсем иной, не активный, а скорее робкий и мирный, готовый пойти на компромисс. Бесконечное терпение Петрока основано на глубоком убеждении, что можно с людьми договориться добром. И лишь в конце повести этот мирный человек, исчер­пав весь запас своего терпения, решается на протест, открытый отпор. Насилие побудило его к непокорности. Такие глубины души рас­крывает необычная, экстремальная ситуация в этом человеке. Народная трагедия, показанная в повести B. Быкова «Знак беды», раскрывает истоки подлинных человеческих характеров.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *