Подорожные дневники Басё

Небольшие по объему (некоторые составляют лишь 2—3 страницы), эти дневники — следствие напряженной творческой работы. Прозаические абзацы отмечаются такой же лапидарностью и вместительностью, как и стихи, с которыми тесно связаны, также трудные для перевода и часто нуждаются в большом количестве комментариев. Предложения, как правило, короткие, каждое слово выверено и нагружено максимумом содержания. Наиболее известные из подорожных дневников Басё. «Кости, отбеленные ветром в степи» (1684—1685), «Бумаги из дорожной корзины» (1687—1691), «Тропами СевернойЯпонии» (1689—1694). Из других прозаических произведений Басё особенно отличаются «Записки в хижине Призрачной жизни» (1690) — поэма в прозе, как иногда называют это произведение. В нем поэт рассказал о своей счастливой жизни на протяжении нескольких месяцев в горной хижине на южном берегу озера Бива, неподалеку от городка Дзедзе. Продолжительные странствования, жизнь в разных местах страны давали много для души и ума, но и истощали физические силы. Стала обозначаться на здоровье и перегрузка от занятий со многими учениками. В начале 1694 г. Басё послал одному из них письмо, в котором писал о предчувствии своей смерти. В конце осени этого же года поэт прибыл в город Осака, откликнувшись на просьбу двух учеников погостить в них. Здесь он тяжело заболел и в 12-й день 10-го месяца (по григорианскому календарю 28 ноября) умер. На следующий день тело Басё перевезли на лодке туда, где он завещал себя похоронить,— в храм Гитюдзи в Дзедзе. На похороны поэта успели прибыть немного более восьмидесяти человек, то есть лишь немногие из почти двух тысяч его учеников. Басё не оставил ни одной теоретической работы, в которой бы полно и систематически изложил принципы своей эстетики. Но японские литературоведы, тщательно изучая каждую строку литературного наследия Басё, смогли выстроить довольно стройную систему его эстетики. Помогли здесь и произведения учеников Басё, в которых описаны разговоры с Учителем. Факторами для формирования эстетичных взглядов Басё были, как уже отмечалось, несколько выдающихся явлений дальневосточного искусства и философии. И главным все же необходимо назвать учение дзен с его провозглашением абсолютной ценности всего сущего в мире — вот почему в поэзии Басё не только не отдается преимущество тематике, связанной с человеком, а наоборот, чаще мы видим обращение к вещам, на европейский взгляд незначительным, даже мизерным. Но это не означает, что Басё умышленно избегал «человеческой тематики» (никакой преднамеренности во взглядах дзенца быть не может),— здесь мы встречаемся просто с другой, по сравнению с европейской, точкой зрения: ценен в этом мире также и человек, но не в первую очередь человек. Конечной целью теории и практики дзен является «сатори» (дословно: озарение, просветление) — интуитивное познание мира, приобщение к высшей истине, достигнутое внезапно и непосредственно при мобилизации всех духовных сил человека. Именно результатом сатори Басё считал хайку. Согласно учению Басё, идеальное состояние хайку, т.е. внутренние условия для создания хайку, — это исключительно интуиция и полная объективность. Поэт говорил: «Хайку нужно писать, опережая мысль», а также: «Учись сосне у сосны, бамбуку — у бамбука. Убегай от самого себя. Истины не постичь, если не преодолеть себя. Учись — проникай в предмет, открывай его сущность, ощущай ее,— тогда родится стих». Создание хайку Басё рассматривал как осуществление подвига и требовал от учеников вкладывать в свое произведение всю силу души. Незадолго до смерти он сказал: «Каждый из стихов, которые я сочинил за всю жизнь, был написан как предсмертный стих». Поэзия Басё считается наиболее совершенным воплощением в слове одного из основных принципов традиционной японской эстетики, который называется «саби», со временем она стала символом «японской красоты». Спокойная радость одиночества, светлая печаль — так, пусть и не в полной мере, можно охарактеризовать саби. Формально, внешне саби в произведениях искусства проявляется в уменьшении художественных средств, приглушенности красок, ненавязчивости, тихих словах. «Саби — это атмосфера (дословно: цвет) стиха»,— говорил ученик Басё Мукай Кёрай (1651 -1704). Образцовым в этом отношении считается стих Басё: Старый пруд! Лягушка прыгает Всплеск прозвучит. Этот стих — будто поэтическая формула жизни: вселенная — движение — следствие. Это яркий пример сатори — интуитивного познания сущности мира. В последние годы жизни (1690—1694) Басё провозгласил и разработал еще один эстетичный принцип — «каруми» (дословно: легкость, тонкость). Этот принцип предусматривает простоту, прозрачность, легкость, естественность стиха. «Не загромождайте стихи, не ходите вокруг, и тогда у вас выйдет то, что нужно»,— говорил Басё.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *